«Волчьи песни» - продолжение ранее вышедших романов «Утерянный рай», «Непуганое поколение», «Благие пожелания» и «Вихри перемен», объединенных под общим названием «Русский крест». В новой книге полюбившиеся читателям герои — друзья детства и юности — становятся свидетелями и участниками эпохальных событий 1990-х, потрясших Россию и бывшие братские республики. Путч 1993-го, Чеченская война, приватизация и стихийное зарождение рынка, новые страны, новая жизнь — время меняет судьбы людей и само меняется под их влиянием. Герои романа приспосабливаются и борются, побеждают и проигрывают, любят и ненавидят — в жестоком изменчивом мире каждый сам за себя и у каждого своя песня. Все ли смогут выстоять и найти свой путь?

Купить книги Смотреть видео
  • 1 страница

    Отрывок из книги Волчьи песни

    * * *

    Здание парламента огромно. И у каждого входа идет свой спектакль. Своя постановка. Своя драма. Ближе к вечеру, когда погас пожар и закончилась стрельба, начался последний акт.

    Со стороны парадного подъезда собралась гигантская толпа, условно говоря, сторонников президента. Разномастный, пестрый народ глухо гудит и жаждет расправы. И, конечно, реагирует на все происходящее как в детской игре. Помните: море волнуется – раз! Море волнуется – два! Но это внизу. На улице.

    Внутри здания, в парадном подъезде собираются депутаты, помощники, защитники. Они капитулировали. И теперь ждут своей участи.

  • 2 страница

    Между двумя этими стихиями, на самом верху лестницы, стоит безымянный младший сержант милиции. Без бронежилета, в камуфлированном ватнике и с планшеткой на боку. Сержант – совсем молодой парень. У него круглое, доброе усатое лицо. Но сейчас он – единственная власть на этом пространстве нейтральной полосы. И толпа беспрекословно слушает его. Пока!

    — Ребята из группы спецназа! – кричит младший сержант в сторону проталкивающихся вперед, раздвигая толпу, бойцов.

    — Поднимайтесь сюда!

    Они медленно отделяются от возбужденной толпы. И идут вверх по широким, мраморным ступеням. Как же тяжелы эти шаги! Офицеры знают, что кругом полно тех, кто готов выстрелить им в спину.

  • 3 страница

    Их учили штурмовать, стрелять, убивать. Но никогда не было задачи – развести враждующих, спасти от расправы проигравших. И может быть, таким образом предотвратить братоубийственную гражданскую войну, которая уже маячит впереди, если события пойдут по негативному сценарию.

    Сейчас этот одинокий младший сержант и есть та единственная сила, которая противостоит безумию. И они присоединяются к нему.

    Николай Денисов, Иван Воронцов, Петр Темсаев, Владимир Сергеев, полковник Проценко – Анатолий понимает, выйдя на площадку перед Белым домом, они взяли на себя всю ответственность за ход событий. Их долг сегодня – не выполнять безумные приказы, а просто предотвратить дальнейшее кровопролитие. Трудная задача.

    Они освобождаются от оружия. И проходят парламентерами в подъезд.

  • 4 страница

    На пороге спецназовцев встречает бравый мужичок в берете морского пехотинца и с армейским автоматом в руках. Он ведет ребят дальше по лестнице. В зал заседаний.

    Тут полно народа. Все смешались. И все хотят жить. На вошедших смотрят сотни глаз, в которых застыли страх и надежда.

    Вперед выдвигается Владимир Сергеев.

    Он говорит:

    — Дорогие отцы и матери! Я из группы спецназа! Мы получили приказ штурмовать Белый дом. Но мы пришли к вам безоружными. Мы не хотим причинить вам зло и смерть. Вы, находящиеся сейчас в зале, обречены. Нам дан приказ вас уничтожить. Но мы не будем этого делать. Нас снова хотят подставить. Я брал дворец Амина в Кабуле, брал Вильнюсскую телебашню, был в Карабахе и Тбилиси. И везде нас подставляли. Сейчас мы не хотим брать грех на душу, а хотим вас вывести живыми.

  • 5 страница

    Мы сделаем коридор, и вы проходите по нему наружу в безопасности. Если кто-то попробует в вас выстрелить, мы подавим их огнем. Вам подадут автобусы. И развезут по домам. Слово офицера!

    Что тут началось! Народ, доселе молчавший, зашумел, заговорил, задвигался. На сцену выскочил один из депутатов. Военный. Стал кричать:

    — Вы честно выполнили свой долг! И теперь с чистой совестью можете покинуть это здание!

    Рядом с ним встал гражданский. И продолжил:

    — У нас есть два выхода. Мы можем остаться здесь. И по существу, покончить жизнь самоубийством. Или же выйти наружу. И продолжить борьбу!

  • 6 страница

    После этих слов глухой шум в зале перерос в крики:

    — Да, надо уходить!

    — Пора уходить!

    — Чего здесь ждать!

    Но в правом углу находятся женщины-баррикадницы, то есть те, кто стоял на баррикадах вокруг Белого дома. Они имеют другое мнение. И выражают его в особом истерическом крике, обращенном к депутатам:

    — Не уходите! Сложите головы здесь! Столько народа из-за вас погибло! Это будет честно!

  • 7 страница

    В зале, как на новгородском вече, начинает разгораться дискуссия, готовая перейти в рукопашную.

    В этот момент мимо стоящего в проходе капитана Казакова проплывает, как тень, бледный до зелени Хасбулатов. Он выходит вперед. И как-то так спокойно, заторможено произносит:

    — Мы сейчас уходим из зала. Многие из нас в этом случае останутся живы! Мы должны донести до широкой общественности, что с нами произошло. Переворот совершен полностью. Пролилась большая кровь. Вина за это на Ельцине. И его окружении. Давайте прощаться!

    Из рядов депутатов выскакивает депутат Умалатова Сажи. И, ну его обнимать!

    Начинается исход. Толпа рассыпается. Депутаты тянутся к выходу.

  • 8 страница

    — Идем через первый подъезд! – подает кто-то команду. – На набережную! Там американцы ведут прямую трансляцию по Си-Эн-Эн. И в случае чего, стрелять по нам на глазах у всего мира они не будут.

    Анатолий вместе со своими товарищами двигается с ними. Все спускаются в вестибюль. Ждут чего-то.

    Минут через пятнадцать сюда же подходит и генерал Руцкой в сопровождении полковника Проценко из спецназа.

    Все и с той и с другой стороны здесь свои. Все друг друга знают.

    Наверное, поэтому вышедший бывший вице-президент каждую минуту с надеждой спрашивает окружающих-сопровождающих:

  • 9 страница

    — Вы в турецкое посольство нас отвезете? Вы везете нас в турецкое посольство? Нет?

    Да, это уже совсем не тот Руцкой, который вызывал самолеты.

    В эти секунды роковые в вестибюль заскакивает начальник охраны президента. Лицо злое, жесткое, ненавидящее. Желваки играют на щеках.

    Плотная человеческая масса в вестибюле стоит тихо, не шевелясь. Лица у всех какие-то посеревшие, глаза направлены вниз. Страх их понятен. Вдруг это западня?

    Коржаков подходит к толпе и командует жестко:

    — Хасбулатов, Руцкой – на выход!

    В ответ ему молчание и тишина.

  • 10 страница

    Проходит несколько секунд. Толпа расступается. И выпускает из своих недр. Двоих.

    Хасбулатов, истощенный борьбой, с необычайно бледно-болотным цветом лица. Руцкой, подавленный, но не утративший офицерской выправки.

    — И этого заберите, — указывает Коржаков на упершегося в него ненавидящим взглядом из-под берета Макашова.

    Ждут несколько минут вещи.

    Руцкой и Хасбулатов, наконец, двигаются по коридору, созданному бойцами спецназа. Идут к автобусу со шторками, подогнанному к самому входу в Белый дом.

  • 11 страница

    Капитан Казаков, стоящий в этом оцеплении, молча кидает последний взгляд на парламент. И неожиданно, словно прозрев, видит, что нижняя часть здания вовсе не белая, а облицована красным, играющим всеми оттенками в закатных лучах осеннего солнца, мрамором: “Будто знали, что здесь будет,” – отстраненно думает капитан о строителях этого дома.

Закрыть

У каждого времени свои песни. 90-е: от…

Добавить комментарий




Комментарии (0)