• Вероника Пристинская

    XX век, бесспорно, оставил самый глубокий отпечаток на лице России – сначала Кровавое воскресенье, затем Первая мировая, после – революция и великий голод, и, наконец, самое страшное – война 41-го, жженый запах которой до сих пор веет над страной… И вот родились мы – «дети оттепели», такие же легкие на подъем, беспечные и наивные, как…

  • Кирилл Степанов

    Советский человек – исчезающий вид, давно занесенный в «Красную книгу» истории. Уже не осталось почти ничего, что напоминало бы о нашем прошлом – люди меняют профессии, города и организации переименовываются, березовый сок уступил место Фанте, а парки аттракционов только и существуют за счет американских горок… Но есть одно место, где никогда ничего не меняется –…

  • Кирилл Горчаков

    «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» — этот преисполненный энтузиазма лозунг из гимна советских авиаторов можно применить к жизни каждого, кто принадлежит к моему поколению. Мы строили БАМ и возводили миллионы квадратных метров жилья для народа, мы первыми покоряли космос и осваивали целинные земли, мы просыпались под «Пионерскую зорьку» и водружали олимпийский факел над Москвой……

Закрыть

Роман, который заставил меня еще раз пересмотреть свои взгляды на эпоху СССР — и открыть этот один из важнейших периодов отечественной истории с новой стороны! Безмерно благодарна Лапину за чудесные описания событий и атмосферы тех лет, на которые выпали мои детство и юность; за превосходный художественный стиль, шикарных героев и фантастические сюжетные выкрутасы, сделавшие чтение невероятно увлекательным. Вот уж воистину, наша с вами жизнь — лучший фантазер. Лапин ведь, по факту, ничего не придумывает, а просто пересказывает реальные события из своей биографии. Но когда читаешь, не перестаешь удивляться, как все-таки непредказуема судьба человеческая, сколько в ней подводных камней и тонких, подчас мистических намеков. Дубравин, конечно, стал моим кумиром. Человек-скала, необыкновенно смелый и мужественный, умный и рассудительный мужчина, всего добившийся сам. Не сомневаюсь, что у этого героя много общего с самим автором романа. Советую книги серии всем своим подругам — и еще ни одна не пожалела о том, что прочла.

Закрыть

Когда мне грустно, я пересматриваю старые советские фильмы. В них есть какая-то искренность, наивность, простая человеческая доброта и прямота. Даже сама пленка, на которую эти фильмы сняты — какая-то уютно-ламповая, по-семейному теплая. При том, что знаю эти фильмы наизусть и могу воспроизвести по памяти любой диалог, каждый раз в процессе просмотра не могу оторваться от экрана и проникаюсь этой атмосферой, всматриваюсь в картинку и вслушиваюсь в каждое слово. И вот, начав знакомство с творчеством Лапина, я нашла это магическое обаяние советского времени и в его книгах. Романы “Русский крест” произвели на меня примерно то же впечатление, что и старые фильмы — от них исходит мудрость и тепло. И я благодарна судьбе за то, что она подкинула мне этот роман, ведь он скрасил несколько недель моей жизни, наполнив их новыми красками и ощущениям. А в этом, я считаю, — и есть главное предназначение литературы.

Закрыть

XX век, бесспорно, оставил самый глубокий отпечаток на лице России – сначала Кровавое воскресенье, затем Первая мировая, после – революция и великий голод, и, наконец, самое страшное – война 41-го, жженый запах которой до сих пор веет над страной… И вот родились мы – «дети оттепели», такие же легкие на подъем, беспечные и наивные, как та эпоха, которая нас взрастила. До поры, до времени я думала, что уже ничего не помню из своего детства, пока не решила принять участие в «Дневнике поколения». Творческая атмосфера проекта поспособствовала тому, что прошлое в буквальном смысле ожило на моих глазах – неожиданно для себя, я смогла в деталях описать и свои школьные будни, и пору романтической юности, и первый опыт работы, когда меня определили на машиностроительный завод, вспомнила себя тогдашнюю, с несбыточными мечтами в голове и июньской ромашкой в заплетенных косах… В моем альбоме почти нет фотографий того времени – все они в моей памяти. Именно их я и постаралась словесно изобразить в «Дневнике», ставшем для меня, как, наверное, и для многих, настоящей литературной исповедальней…

Закрыть

Советский человек – исчезающий вид, давно занесенный в «Красную книгу» истории. Уже не осталось почти ничего, что напоминало бы о нашем прошлом – люди меняют профессии, города и организации переименовываются, березовый сок уступил место Фанте, а парки аттракционов только и существуют за счет американских горок… Но есть одно место, где никогда ничего не меняется – и это место зовется сердцем. В нем по-прежнему слышны раскаты первомайских литавр и звучный призыв пионерского горна, в нем ревут турбины «Востока» и шепчет бриз евпаторийских вечеров, оно все еще мечтает о пропахшем соляркой «412-ом» и верит в мир во всем мире… Знаете, несмотря на то, что я без труда адаптировался к современной жизни, сердцем я по-прежнему – с СССР. Спасибо «Дневнику» за удивительную возможность вернуться в прошлое и увидеть его глазами тех, кто ходил по той же земле, что и я! Наверняка им будет интересно прочесть и мою историю…

Закрыть

«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью» — этот преисполненный энтузиазма лозунг из гимна советских авиаторов можно применить к жизни каждого, кто принадлежит к моему поколению. Мы строили БАМ и возводили миллионы квадратных метров жилья для народа, мы первыми покоряли космос и осваивали целинные земли, мы просыпались под «Пионерскую зорьку» и водружали олимпийский факел над Москвой… С распадом СССР, единственным связующим звеном между нами остались… воспоминания. Но память имеет свойство стираться, и кто знает, куда бы делось все наше прошлое, в его подлинном, достоверном воплощении, если бы не такие проекты как «Дневник поколения». Альманах, который читатель возьмет в руки, я бы назвал не иначе как «Монографией советской жизни» — прочтя его, наши потомки смогут узнать, чем жили мы, «живые кирпичики многомиллионной сверхдержавы», о чем думали, к чему стремились, во что верили… Основная задача «Дневника» — стать связующим звеном между несколькими поколениями русских людей. И я уверен – с ней он справится!